На Урале зарождается мясное коневодство

12 января 2012, 10:15
Сельское хозяйство ещё несколько десятилетий назад нельзя было представить без лошади. На ней пахали, её запрягали в подводу. Сегодня в таком качестве она используется крайне редко. Казалось бы, к лошади, как сельскохозяйственному животному, интерес должен угаснуть. Но сегодня в мире происходит обратное: наравне с тем, что многие стали держать этих животных для души или ради спортивного интереса, в аграрном производстве лошадь становится источником мяса и незаменимого по своим свойствам кумыса.


Мясо без холестерина


Впрочем, почему становится? Для кочевых и степных народов лошадь всегда была кормилицей. Но иное дело, когда интерес к производству конины проявляют страны и регионы, где этот продукт популярностью не пользовался. Например, всплеск интереса к мясному коневодству отмечен в таких странах, как Франция, Германия, Австралия. Всё дело в том, что конское мясо весьма полезно, в нём почти нет холестерина. Кормятся копытные в основном на пастбищах. Значит, не потребляют комбикормов, в производстве которых могут быть использованы трансгенные продукты или вредные добавки. Конина преподносится сегодня на западных рынках, как экологически чистый и полезный продукт. К тому же она ещё и вкусна. Не зря на столах римских патрициев самым изысканным блюдом было мясо жеребёнка. А многие народы, традиционно проживающие в Поволжье и Сибири, всегда ценили конину выше говядины и баранины.

Другой плюс мясного коневодства — дешевизна конечного продукта. Ведь лошадь можно содержать табунным способом, и даже на зимних пастбищах она может сама находить себе пропитание. Себестоимость производства мяса в коневодстве в два-три и более раз ниже, чем при традиционном выращивании крупного рогатого скота.


Интерес к мясному коневодству появляется и у нас в области. Правда, мешает новому делу сложившийся стереотип, что конина — продукт ограниченного спроса. Действительно, у европейских народов на протяжении нескольких столетий укоренялась традиция не употреблять в пищу конское мясо, вводились даже запреты, так как лошадь была основным рабочим животным, широко использовалась на войне. В России такой запрет отменили в 1867 году. Но инерция былого табу сохраняется.

Табун на снегу


Наши уральские просторы, обилие заросших травой полей, некошенные годами поймы рек — настоящее раздолье для этого вида сельскохозяйственной деятельности. К тому же у нас есть порода лошадей, нетребовательная к содержанию, массивная и выносливая — русский тяжеловоз. Их когда-то разводили у нас в Свердловской области. Сегодня на Среднем Урале многие энтузиасты содержат уже целые табуны животных этой породы.


Недавно довелось наблюдать один из них на вольном выпасе. Кстати, зимой русские тяжеловозы способны брать траву прямо из-под снега. Как мне рассказывали, они обходятся без заготовленной человеком соломы до тех пор, пока снег неглубок и позволяет разрыть его копытом. По этой причине в тех местах, где они пасутся, нет даже сухой травы. Как следствие — там редко случаются пожары.


Фермер Сергей Назаров владеет табуном в 75 лошадей, держит хозяйство в заброшенной деревушке. Вокруг — леса и болота, дорог нет, электричества тоже. Лошади днём в поисках корма уходят в лес на десять-пятнадцать километров. Возвращаются в конюшню под вечер. Мы как раз застали такой момент: из вечерних сумерек свет фар нашего автомобиля внезапно выхватил силуэты лошадей. Видеть их зимой на опушке леса было непривычно. Но они, похоже, находились в своей стихии: заиндевелые морды окутывали клубы пара, иней искрился на лошадиных боках. Пока мы любовались открывшимся внезапно зрелищем, табун повернул в сторону, бег животных ускорился, и вот уже между деревьев замелькали развивающиеся гривы и хвосты. Вскоре о табуне напоминал лишь звук удаляющегося в темноте колокольчика.


Кстати, на языке местных коневодов колокольчик — это ботало. Обычно его вешают на шею главной кобылице, которая и ведёт за собой табун. Жеребцы при этом завершают шествие, подгоняя отстающих, охраняя своих подруг.

Богатырский конь


Разведением породы русских тяжеловозов в Свердловской области занимался в советские годы 130-й государственный конезавод, который находился в Нижнесергинском районе. Хозяйства этого уже давно нет, разорилось. Породистых лошадей распродали на сторону. Сегодня энтузиаст возрождения мясного коневодства на Среднем Урале, директор агрофирмы «Артёмовский» Сергей Эйриян, собирает потомство этих животных по всей области.


— Русский тяжеловоз — уникальная порода, которая может давать и молоко, и мясо. Он очень неприхотлив. Легко переносит холода, может добывать корм из-под снега, при этом хорошо нагуливает массу, — рассказывал он.


Любовь к лошадям, как признался мой собеседник, захватила его ещё в детстве.

- В войну к нам, в посёлок Красногвардейский, эвакуировали конный завод. Он поставлял верховых лошадей для командного состава армии. Можно сказать, что я и мои сверстники выросли в седле, наши родители работали на этом конезаводе, — говорил он.


Долгие годы Сергей Эйриян возглавлял одну из птицефабрик области, в последнее время руководит агрофирмой «Артёмовский». Там три года назад и появилась возможность заняться коневодством. Причём цель перед собой поставил амбициозную — добиться для своего предприятия статуса конезавода. Для этого приходится собирать племенных животных со всего Урала. О последнем таком приобретении говорит с восторгом: удалось выкупить у одного екатеринбуржского коневладельца ценного жеребца — потомка самого Сатурна, выдающегося представителя породы русских тяжеловозов.


Вообще на территории нашей страны есть разные породы лошадей, которые можно с успехом выращивать на мясо: башкирская, алтайская, бурятская, тувинская, якутская. В загоне у фермера Сергея Назарова довелось увидеть даже лошадей монгольской породы. Признаюсь, они не произвели такого впечатления, как русские тяжеловозы. Когда из конюшни агрофирмы вывели Сапсана, огромного жеребца этой породы, показалось, что наяву предстал перед нами богатырский конь из старых русских сказок.

- А не жалко такую красоту на мясо пускать? — спрашиваю Сергея Эйрияна.


Как тот заверил, племенных животных на мясо никто не собирается пускать. Однако, в любом хозяйственном предприятии необходим экономический смысл: хочешь воссоздавать наполовину утраченную породу лошадей — займись выращиванием и реализацией менее ценного её молодняка. Так ты и красоту сохранишь, и лишнюю копейку заработаешь. А благодарные потребители тебе ещё и спасибо скажут за качественный продукт.

Полкило карты


Коневодство, как считает Сергей Эйриян, может удачно дополнять основную для уральских сельхозпредприятий сферу деятельности — молочное животноводство. Например, в этой агрофирме лошадей держат почти при каждой ферме. Как лакомство лошадям достаются остатки сенажа, который не поедают коровы. Не будь первых, такой корм пришлось бы просто выбросить. Специально для лошадей осенью запасают лишь солому, что остаётся после обмолота гороха. Кроме копытных ею кормить в хозяйстве некого, она просто бы пропала. Мой собеседник подсчитал: каждый гектар гороха даёт, помимо зерна, три тонны соломы. И на этой соломе можно получить 600 килограммов конины. Получается, что лошадь в таком хозяйстве дополнительного корма практически не требует, а лишь подъедает то, что уже имеется. Сама экономика толкает селян заниматься мясным коневодством. К тому же по мясной продуктивности лошади не уступают крупному рогатому скоту, давая до 56–60 процентов мяса с туши, при этом представители тяжеловесных пород могут достигать живой массы в 600–800 килограммов.

В «Артёмовском» сегодня — 150 лошадей породы русский тяжеловоз. Там мечтают довести их количество до четырёхсот. Из них не менее тридцати кобыл должно быть племенных. Тогда в год удастся сдавать на мясо 50 жеребят весом 350–400 килограммов. Проблем с переработкой конины здесь не видят. У предприятия есть своя Буланашская колбасная фабрика, там уже пробуют готовить из конского мяса колбасы и деликатесы. Например, колбасу «Дружба», состоящую из конины и свиного шпика. Когда-то рецепт её придумали для целинных мясокомбинатов: на осваиваемых землях Казахстана тогда не хватало крупного рогатого скота, зато в обилии паслись лошадиные табуны. Из конского мяса и стали делать новую колбасу.


Кстати, буряты, башкиры, якуты, казахи имеют немало своих традиционных копчёных изделий из конины. Их названия для большинства из нас звучат непривычно: казы, чужук, жал, сурети, карта. Но кто знает, может в скором времени фраза «дайте мне полкило карты» никого не будет ставить в тупик. Кстати, карта — копчёная колбаса из конины по-казахски.
Источник: oblgazeta.ru

Также в разделе:

В 2017 году в Свердловской области сократится число птицефабрик...

Птицефабрика «Рефтинская» увеличила производство на 0,5%...

Свердловская область: В уральских селах и деревнях стало невыгодным выращивать скот на мясо...

Свердловская область: В Екатеринбурге разводят куриц размером с индейку...

Свердловская область: Будем есть свинину и кур...

Комментарии (0):

Эту новость еще никто не прокомментировал. Ваш комментарий может стать первым.

Войдите на сайт или зарегистрируйтесь, чтобы комментировать новости.